Конституционный суд отменил запрет на параллельный импорт

Прослушать новость

Конституционный суд (КС) РФ разрешил освобождать от ответственности импортеров оригинальных товаров в Россию, не уполномоченных правообладателем товарного знака.

КС постановил, что правообладатель может недобросовестно использовать исключительное право на товарный знак и ограничивать ввоз на внутренний рынок России конкретных товаров или умышленно завышать цены.

13 февраля 2018 года Конституционный суд РФ на открытом заседании провозгласил Постановление по делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 1252, статьи 1487, пунктов 1, 2 и 4 статьи 1515 Гражданского кодекса РФ. Эти положения, касающиеся параллельного импорта, были признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации, но им было дано иное конституционно-правовое истолкование.

В основу судебного разбирательства легла жалоба ООО "ПАГ", которое заключило государственный контракт на поставку в одно из российских медучреждений партии специальной бумаги марки Sony для аппарата УЗИ. "ПАГ" приобрел бумагу у сторонней польской компании-поставщика и готовил к ввозу в Россию. Таможенное оформление груз пройти не успел, так как товар был арестован Арбитражным судом Калининградской области. Арбитражный суд удовлетворил исковые требования о защите исключительных прав на товарный знак SONY компании "Сони Корпорейшн" (Sony Corporation).

"ПАГ" было запрещено осуществлять ввоз, продажу или иное введение в гражданский оборот на территории РФ, а также хранение с этой целью указанных товаров SONY. С фирмы было взыскано 100 тыс. рублей в качестве компенсации, а товар конфискован. Эти решения были оставлены в силе апелляционной и кассационными судебными инстанциями.

В своей позиции заявитель отмечал, что согласно ГК РФ, товар является контрафактным, если на нем незаконно размещен товарный знак. Однако бумага для "УЗИ-аппаратов" – товар оригинальный, официально произведенный компанией "Сони". Значит, факт незаконного размещения товарного знака отсутствует. При этом допускается применение одинаковых санкций (изъятие из оборота, уничтожение и взыскание компенсации) как к подделкам, маркированным чужим товарным знаком и проданным без согласия правообладателя, так и к оригинальным товарам, законно введенным в гражданский оборот другой страны правообладателем или его официальным дистрибьютером, но ввезенным в РФ иным импортером (параллельный импорт). Таким образом, нарушаются конституционные принципы правовой определенности и справедливости, а также неприкосновенности частной собственности.

Постановление Конституционного суда РФ отменило закон, принятый правительством Михаила Касьянова в июне 2001 года, согласно которому запрещался импорт в страну продукции без разрешения владельца прав на товарный знак. Другими словами, был введен запрет на перепродажу товаров, купленных в любой другой стране.



Как отметил Анатолий Семенов, участник заседания Конституционного суда, представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте Российской Федерации в сфере интеллектуальной собственности, имеющий более чем десятилетний опыт работы по теме параллельного импорта: "Судебная практика по данному вопросу в РФ парадоксальна. Суды изымают и уничтожают оригинальный товар, проявляя при этом намного больше рвения, чем в отношении поддельного, контрафактного товара. Товар, легально купленный у официальных поставщиков производителя за границей и ввезенный в Российскую Федерацию, приравнивается к подделке".

Отмену запрета на параллельный импорт нельзя не приветствовать, считает омбудсмен в сфере интеллектуальной собственности.

"Сегодня Конституционный суд фактически признал очень важные вещи. Во-первых, в Постановлении суда указано, что право на товарный знак должно использоваться только в тех целях, которые установлены законом, то есть для того, чтобы отличить подделку от оригинала, – заявил Анатолий Семенов. – Во-вторых, Конституционный суд признал, что антимонопольная служба может пользоваться нормами о защите конкуренции – в части нормы о запрете злоупотребления доминирующим положением – для того, чтобы препятствовать правообладателям злоупотреблять на нашем рынке. В-третьих, прозвучал важный тезис и по поводу того, что у нас частному праву на товарный знак противопоставлено большое количество конституционных ценностей и интересов – свобода перемещения товаров, защита жизни и здоровья, безопасность государства и так далее. Помимо этого, Конституционный суд прямо признал поведение правообладателя недобросовестным и не подлежащим защите в том случае, если он поддерживает режим международных санкций, который наложен на Российскую Федерацию".

Согласно утвержденной правительством Касьянова законодательной норме, Россия была вынуждена в течение последних 17 лет выплачивать иностранным производителям до 20 миллиардов долларов в год.

"Оценка размера "интеллектуального налога" основана на исследовании Государственного университета "Высшая школа экономики" (ГУ ВШЭ), которое установило, что внесение товарного знака в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности приводит как минимум к 10%-й разнице в цене маркированных им товаров внутри России и за рубежом, – рассказал Анатолий Семенов. – Таким образом, если взять указанную в исследовании ГУ ВШЭ монопольную наценку на импорт всего в размере 10% от цены, то бюджет и население России переплачивают не менее 2 миллиардов долларов в месяц (или 24 миллиарда долларов в год) из-за иностранной монополии на внешнеэкономическую деятельность нашей страны, что непосредственно сказывается на ухудшении сальдо торгового баланса, а в условиях санкций приводит к фактической утрате суверенитета".

Как подчеркнул Анатолий Семенов, отмена запрета на параллельный импорт будет и в интересах потребителей – они будут защищены от произвола правообладателя, который сейчас производит товары разного качества "для белых" и "для туземцев".

"И, что главное, это в интересах страны: в случае с санкциями возможность иностранных правообладателей запрещать импорт своих товаров фактически приводит к экономической блокаде (турбины "Сименс" для Крыма, микросхемы и прочие товары двойного назначения для отечественной промышленности и тому подобное). Запрет параллельного импорта в такой ситуации – вопрос геополитический и граничит с государственной изменой", – отметил Анатолий Семенов.

Представитель уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте Российской Федерации в сфере интеллектуальной собственности считает, что из-за запрета параллельного импорта структура внутренней торговли в России стала крайне монополизированной: никто не может поставлять товары, кроме официальных импортеров.

"Кроме того, отсутствие конкуренции позволяет иностранным компаниям выстраивать различные схемы трансфертного ценообразования для ухода от уплаты налога на прибыль в РФ. Решение этой системной проблемы при уровне импортозависимости, составляющем около 90%, и санкциях будет означать изменение модели функционирования российской экономики", – уверен Анатолий Семенов.

Telegram-канал "Федерального Бизнес Журнала" - @bizmag_online